Кватроченто родом из Флоренции

Аватар пользователя DrupalUser1
Posted by DrupalUser1 on Dec 07, 2014 |
фото: 1

Поворотные, судьбоносные моменты истории человечества, как правило, связаны с кровавыми событиями: войнами, революциями, бунтами. Стремясь изменить свою жизнь, люди прибегали к этим средствам, хорошо освоенным еще в древние времена. Поэтому, изучая историю в школе, мы и зубрили всевозможные битвы и восстания. Но есть и другие примеры исторических событий, которые радикально преобразовали жизнь современников и многих последующих поколений.

Один из таких величайших поворотов в истории – Возрождение. Люди постепенно, но бесповортоно и довольно быстро стали освобождаться от тяжелых оков мрачного средневековья, от того состояния, куда человечество неведомо как погрузилось на долгие века после блистательных времен Древней Греции и Рима. Безусловным центром Возрождения была Флоренция. Кватроченто! В XV веке Флоренция дала столько непревзойденных достижений человеческого гения, что в это почти невозможно поверить.

Флоренция и так была бы всемирно известна, потому что там родился великий Данте (1265-1321). Это теперь на улицах города висят мраморные доски с его стихами, а при жизни он был изгнан из Флоренции, его время еще не наступило. Кстати, одновременно с Данте Флоренцию пришлось покинуть отцу другого великого итальянского поэта – Петрарки, так что город утратил честь быть родиной еще одного гения. Ну а если покопаться, то и Боккаччо, предположительно родившийся в Париже, был сыном флорентийского купца. Эти великие итальянцы эпохи Раннего Возрождения уже готовили удивительное будущее Кватроченто.

 

Если только бегло перечислить хотя бы десяток имен тех, кто жил и работал во Флоренции в XV веке, то просто дух захватывает – как это так вышло, что все они там собрались! Донателло, Мазаччо, Брунеллески, Фра Анжелико, Уччелло, Филиппо Липпи, Вероккьо, Ботиччелли, Гирландайо, Леонардо да Винчи, Микеланджело ... В этом и состоит чудо Кватроченто: по воле провидения все эти гении как будто для того и оказались современниками и земляками, чтобы вытащить человечество из мрака среведневековья. Эти люди вместе с сотнями других художников, скульптуров, архитекторов, мастеров создали чудо Флоренции, которое сохранилось до наших дней, несмотря на все природные и исторические катаклизмы. Такое средоточие невероятных шедевров не просто поражает воображение, но может вызвать настоящую болезнь – «синдром Флоренции». Он был известен еще Стендалю, но впервые научно описан только в 1979 году итальянским психиатром Грациэллой Магерини.

По совету опытного путешественника Петра Вайля, вид Флоренции, особенно с высоты Сан-Миниато, надо воспринимать как чудо природы, а не как дело рук человеческих. «Воспринять город как нечто, сотворенное вместе с рекой и окрестными холмами, – единственный способ спасения от «синдрома Флоренции»», – пишет Вайль.

Кватроченто – это не только искусство. Во Флоренции возрождались наука и философия. Флорентийский Университет существует с 1321 года. А в благословенном XV веке рядом с городом, в Кареджи, открывается в 1462 году Платоновская Академия. Дело было так. Флоренцией правил Козимо Медичи. Совсем не ординарный по тем временам правитель. К примеру, у него был титулPater Patriae («отец отечества» – лат.). Дело обычное, мы знаем множество таких «отцов». Но Козимо Медичи удостоился такого звания после того, как раздавал людям хлеб в голодный год. Так что, если увидите в галерее Уффици полотно кисти Ботиччелли «Портрет юноши с медалью Козимо Медичи в руках», то не удивляейтесь гордому спокойствию этого флорентийца – он спокоен за своего правителя.

Вернемся к философии. Как поступил всевластный Медичи озаботившись философскими вопросами? Да очень просто: призвал к себе молодого человека Марсилио Фичино, окончившего Флорентийский Университет, и повелел тому заняться философией и открыть Платоновскую Академию. При этом – маленькая деталь! – Медичи подарил Фичино виллу в Кареджи и отдал ему сочинения Платона из своей библиотеки. Если бы этого не случилось, мы бы вообще ничего не знали о Платоне. Фичино был учителем внука Козимо Медичи – Лоренцо, будущего правителя Флоренции. Лоренцо – покровитель искусств, сам сочинявший недурные сонеты, остался в истории под именем Лоренцо Великолепный. В философских беседах в Платоновской Академии участвовали многие замечательные флорентийцы и специально приезжавшие гости. Микеланджело Буонаротти по настоянию Медичи стал членом Академии. Сам Козимо Медичи, а позднее Лоренцо Медичи были частыми гостями в Кареджи. Там благодаря трудам и думам Фичино, Пико делла Мирандолы и других философов и просветителей рождалась философия гуманизма, утвердившая достоинство человека, позволившая ему освободиться от пут средневековой схоластики и аскетизма.

А вот еще один флорентиец эпохи Кватроченто, на столетия вперед задавший парадигму «государственного мышления», – Никколо Маккиавелли. Философ, историк, стратег, государственный деятель. Именно его Петр Вайль определил как genius loci («гений места» – лат.) Флоренции в своей изумительной одноименной книге путешествий. Маккиавелли создал заложил принципы политической философии, которые оставались незыблемы пять столетий. Понадобились страшные катастрофы ХХ века, чтобы мир потихоньку стал отходить от этих принципов. Но не весь мир, в наших российских пределах, то, что Маккиавелли полтысячи лет тому назад назвал «государственным мышлением», похоже, проживет еще долгую славную жизнь.

Впрочем, мы не об этом... Вернемся лучше во Флоренцию Кватроченто. Другой флорентиец – Америго Веспуччи – каким-то образом оставил свое имя в названии двух континентов. Воистину, ничего невозможного не было для Флоренции времен Кватроченто!

Архитектурный шедевр – купол собора Санта-Мария-дель-Фьоре – гениальное творение Кватроченто. Больше ста лет шло строительство собора (с 1294 г.). Вопрос о постройке купола возник в 1380 году. Никто не брался за это сооружение, которое должно было иметь 42 м в диаметре основания. Наконец, в 1418 году был объявлен очередной конкурс на проект купола собора. Конкурс выиграл Филиппо Брунелески. Только представьте, до того времени он был известен как искусный ювелир, часовых дел мастер и замечательный скульптор, а вовсе не как архитектор. Но нет же ничего невозможного! Как он это сделал – до сих пор не до конца ясно. Потрясающее архитектурное и инженерное сооружение стало таким же символом Флоренции, как Эйфелева башня в Париже.

Павел Муратов в своей знаменитой книге «Образы Италии» пишет: «Искусство кажется главным занятием Флоренции XV века. Для создания того, что остается до сих пор, и что уже исчезло, были необходимы усилия целой расы художников. Было необходимо, чтобы художественное сквозило во всем, как основа жизни. Историки культуры знают, как кватроченто сделало искусством все – любовь, просвещение, торговлю, даже политику, даже войну. Никогда человечество не было так беззаботно к причине вещей и никогда оно не было так чутко к их явлениям. Мир дан человеку, и так как это – малый мир, то в нем драгоценно все, каждое движение нагого тела, каждый завиток виноградного листа, каждая жемчужина в уборе женщины. Для глаза флорентийского художника не было ничего малого и незначительного в зрелище жизни. Все составляло для него предмет познания».

Понять или хотя бы приблизиться к пониманию Флоренции можно только, если представить себе гениев Кватроченто в этом городе. Не всех сразу, а по одному, пристально «вглядываясь» в каждого. Вот юный Мазаччо, который умер таким молодым, спешит с эскизами в капеллу Бранкаччи. Там шесть его знаменитых фресок на библейские сюжеты. А вот Донателло, который дожил до глубокой старости, о чем-то оживленно беседует со своими учениками. Во Флоренции множество его скульптур, статуй, барельефов. Старик Донателло вешал свой кошелек у дверей мастерской, чтобы ученики могли взять оттуда, кому сколько нужно. Молодой Леонардо, веселый, живой, остроумный – «человек-праздник» в окружении толпы приятелей, которые готовы ловить каждую его шутку и участвовать во всех тех праздниках, что Леонардо организовывал и проводил с таким блеском всю жизнь. А вот друг Леонардо – Сандро Ботиччелли (вы ни за что не пропустите в Уффицци его «Весну» и «Рождение Венеры»). Несмотря на конкуренцию в борьбе за выгодные заказы, где Ботиччелли часто бывал в выигрыше, их дружба сохранялась всю жизнь и никогда не дала трещины. А это Микеланджело, совсем не такой красавец как Леонардо. Они, кстати, и относились друг к другу плохо, оба, при этом, гомосексуалисты.

Живые все люди, хоть и гении. С кем-то дружат, с кем-то – нет. «Давид» Микеланджело – в Академии изящных искусств, а на площади Синьории и на площади Микеланджело у Сан-Миниато – копии. А почему будущий ветхозаветный царь Иудеи – необрезанный, я не знаю ...

Фильмов про Флоренцию немного. На память приходит «Чай с Муссоллини» Дзефирелли. Конечно, Дзефирелли обязан был как-то уважить свой родной город. Недаром в одном из интервью, когда ему сказали, что он итальянец, Дзефирелли ответил: «Я флорентиец. Это не одно и то же». Еще хороший фильм – «Комната с видом», получивший три Оскара в 1987 году. И драма «Портрет леди» по роману Генри Джеймса с Николь Кидман, Джоном Малковичем и Барбарой Херши.

текст: Роман Ксенин

Вверх
Проголосовали 125 пользователей.